Версия для слабовидящих

Выключить

Изображения

Выключить Включить

Размер шрифта

А А А А А А

Цветовая схема

Обычная Белая Черная

Психологические аспекты наркомании, алкоголизма, токсикомании

07.06.2024
2926
0
Начиная разговор о психологии химических зависимостей, нужно отметить некоторые общие закономерности зависимого поведения, с одной стороны, и здорового развития личности — с другой.

И то и другое связано с духовной сферой жизни человека, которую в Церкви принято обозначать как искра Божья, а психологи называют творческим началом личности.

Любая зависимость поражает именно творческое начало человека. Отличаются зависимости лишь по степени травмирующего воздействия на организм больного, и если, например, игромания калечит личность только на психоэмоциональном и поведенческом уровнях, то героиновая наркомания, кроме этого, жёстко поражает организм ещё и на физическом уровне. От этого зависит и скорость деградации личности.

На психологическом же уровне любая зависимость искажает развитие творческого начала. Проявление естественного стремления человека к творческому бытию мы можем наблюдать у ребёнка, примерно, с 2-3 лет. В этом возрасте родители нормально развивающегося малыша могут слышать: «я — сам!», — требование, чтобы ему было позволено сделать что-то самому, что-то свершить, сотворить. При этом если у ребёнка это что-то — не получилось, то он может свободно подойти к маме, которая его успокоит и этого будет достаточно, чтобы этот опыт неудачи прошёл без следа, не повредив творческое начало, вообще.

Со временем такой ребёнок приобретает положительный опыт, когда у него что-то уже получается и его достижения закрепляются на психофизиологическом уровне. Происходит это так: личность ставит себе цели для достижения, прилагает усилия, преодолевая препятствия и нарабатывая навыки решения текущих задач; каждое промежуточное достижение закрепляется радостным чувством: «у меня получается!», — а окончательное достижение цели резко поднимает личность выше её прежнего уровня развития — испытывается радость: «я — смог!». То есть происходит фиксация внутренней картины восприятия себя, «написанной», образно выражаясь, нейромедиаторами — это и есть опыт достижения успеха, который у личности уже не отнять, и который будет делать человека более «лёгким на подъём» для постановки и достижений новых целей. Дальше происходит собственно постановка новой цели и новый поход за чувством радости достижений… Такой путь развития творческого начала можно назвать здоровым, свободно идущим от самой личности, попросту — жизнерадостный путь развития.

Любая зависимость, напротив, делает человека более «тяжёлым на подъём»… И любая зависимость связана с получением «радости» извне, без приложения собственных творческих сил. Такая «радость» обозначается психологами как эйфория, а соответствующий путь развития личности — эйфорическим. Особенно уязвим для этого подростковый возраст, когда личность не только испытывает острую потребность в творчестве своей собственной жизни («кто я?», «куда я иду?», «на что я способен?»), но и имеет критическое самосознание, достаточное для того, чтобы чувствовать свою личную ответственность за неудачи. Подростку уже не достаточно того, чтобы мама, просто, успокоила его, погладив по голове. Ему нужна предметная поддержка, которую взрослый может оказать, только имея эмоциональный контакт с ним и зная его заботы и интересы. Вот классический пример того, как дефицит такого контакта при неограниченных материальных возможностях родителей играет с молодым человеком злую шутку: вместо воспитания в своём ребёнке стремления к собственным достижениям, родители «откупаются» от него, заваливая его материальными благами. При этом личность привыкает к получению эйфории от внешних факторов, делая свою жизнь зависимой по принципу — «иметь», и утрачивая способность независимого поведения и принцип здорового развития — «быть». И чем больше лет такому человеку, тем больше искажается его творческое начало: например, пытаясь уйти от зависимости от родителей, он, просто, заменяет эту зависимость — другой, химической… Он идёт путём поиска и реализации всё новых и новых внешних источников «радости», то есть эйфории, потому что у него, просто, нет личного опыта получения радости от своего собственного бытия – творчества.

Зная вышеописанные закономерности и механизмы развития зависимого/независимого поведения личности, можно сделать простой вывод: психологическая профилактика наркомании, алкоголизма, токсикомании не имеет неких специфических особенностей, а находится в сфере общей педагогической практики возделывания Человека, которую, просто, нужно развивать и совершенствовать. При этом воспитатель (родитель, педагог, врач… защитник юридического права, судья) должен всегда иметь в виду: человеку, в отличие от неразумного животного, важно не «иметь» (блага, удовлетворяющие его потребности), а «быть», то есть чувствовать своё (человеческое) бытие. И чувствовать это здоровая личность может, только творя и осознавая простую вещь: «всё значимое, что я имею — это плоды (положительные или отрицательные) моей деятельности, моего бытия». И чем больше опыта получения радости от своего собственного бытия имеет личность, тем больше её «иммунитет» к любой зависимости.

Автор: Статью подготовил мед. психолог наркологического кабинета ГБУ РО «Касимовский ММЦ» Жабин А.В.